Школа-сад для деток-аутистов "Дитина з майбутнім"

Зміст:

    В интервью директор сада-школы для деток-аутистов Наталья Стручек рассказала о первом подобном учебном заведении в Украине. 


    – Наталья, скажите, что представляет собой садик «Дитина з майбутнім»?

    – Наш детский сад – это первое в Украине заведение учебно-реабилитационного профиля полного дня для детей с особенностями в развитии. Открылись мы 15 ноября 2010 года. На данный момент у нас находится 15 деток, 10  из которых ходят полный день, как в обычный детсад: с 8 утра до 18 вечера. Это позволяет родителям вести полноценную жизнь, работать. Есть еще двое деток, которые посещают индивидуальные почасовые занятия.

    Конечно, пребывание ребенка в саду полный день имеет целый ряд преимуществ. Ребенок ежедневно у нас посещает от двух до пяти занятий. И родителям не нужно возить малыша от одного специалиста к другому, ведь это выматывает ребенка и стоит недешево. Мы же выстраиваем недельный график так, чтобы ребенок в неделю получал от 15 до 20 занятий: 15 индивидуальных, остальные – групповые.

    Наша школа-сад имеет статус начальной (обучение до 4-го класса включительно), но в дальнейшем планируется сделать ее средней. Принимаем мы деток от двух лет.

    – И все же, чем ваш сад отличается от обычного детсада?

    – Прежде всего, тем, что дети, которые находятся у нас, – это дети с особенностями в развитии, аутизмом. Их в обычные сады не берут. Наши родители этот путь прошли, и везде им указывали на дверь. Даже если и брали таких деток, то потом говорили «до свидания». Потому что если это спокойный ребенок, и он буде все время сам с собой играть, он не будет развиваться. Родители сами это замечают и если просят обратить внимание на ребенка, слышат ответ: «У нас таких 30 детей».

    Если же это гиперактивный ребенок, то на второй день ему и его родителям укажут на дверь. Ведь он не может усидеть за столом, выворачивает тарелки, игнорирует замечания. Эти дети нуждаются в добавочном внимании взрослых. В нашем саду, например, на каждого ребенка – один взрослый. Скажем, младшая группа у нас сегодня состоит из пяти детей, с ними работает воспитатель, няня, медсестра, которая курсирует между группами, и как минимум два специалиста, которые забирают деток на  индивидуальные занятия. А на прогулке у нас за каждым ребенком  следит отдельный взрослый.

    – В нашей стране подобные заведения, как ваши, очень нужны, не правда ли?

    – Знаете, сколько я раз слышала от наших родителей: «Когда нам поставили диагноз, мы спросили, куда нам идти дальше? А врачи говорили: «Не знаем, разве что домой». Кончено, если финансы позволяют, родители могут искать центры за границей – в Англии, Израиле, Америке, в то же Польше или России. Варианты есть разные, но это дорого, далеко. Наш центр находится в Украине, в Киеве.

    Мы – один из вариантов, который могут выбрать родители таких особенных детей. Сейчас мы расширяемся, поэтому берем не только деток-аутистов, – у нас есть дети с синдромом Дауна, аутистическими чертами личности, имеющие трудности в социальной адаптации, дети с задержкой психического и психоречевого развития.

    Как проходит процедура приема ребенка в ваш садик?

    – Процедура приема как раз не очень сильно отличается от обычного садика.  Что является обязательным, так это заключение специалиста, у которого ребенок наблюдается. Если, скажем, ребенок медикаментозный, то должно быть назначение врача. И только тогда, по расписке родителей, мы эти медикаменты будем ребенку давать. Все остальное – анализы, справка от педиатра, анкета – как в обычном саду.

    – Кто работает с детками, какие у вас есть специалисты?

    – Спектр наших педагогов очень большой. Это и психолог, логопед, дефектолог, игротерапевт, арт-терапевт, музыкальный руководитель, специалист по лечебной физкультуре. У нас работает продуманная система обучения и воспитания с учетом индивидуальных особенностей и уровня развития каждого ребенка. Мы распределяем детишек по небольшим группам, это помогает нам не только чутко реагировать на специфику
    развития ребенка, но и выявлять его творческие способности.

    – Как именно вы работаете с детьми? Какие методики используете?

    В первую очередь наши занятия зависят от того, насколько у ребенка сохранен интеллект. На этом базируются уровень сложность занятий. Поэтому к каждому ребенку у нас индивидуальный подход. Но весь график мы стараемся строить так, чтобы свободного времени у детей было минимум.

    Используем всевозможные методики: и Монтессори, и гештальт-терапию, ABA-терапию. Занимаются с детками у нас и массажисты. Для самых маленьких, скажем, используем сказкотерапию.

    Особенно хорошо помагает арт-терапия: малыши у нас рисуют, лепят, учатся резать ножницами, писать. Вся наша работа направлена на то, чтобы развить у ребенка коммуникативные навыки, память, внимание, мышление, эмоции, навыки самообслуживания. Раз в месяц каждый специалист по своей области описывает динамику развития ребенка, с которой мы обязательно ознакамливаем родителей: чему ребенок научился, какие есть изменение, даем советы и рекомендации родителям.

    – Родители довольны вашей работой? Какие вы получаете отзывы?

    Конечно, родители замечают результаты. И особенно приятно, когда ты видишь, как на празднике-утреннике родители, наблюдая за своими детьми, плачут от счастья. Ведь надо учесть, что это особые дети: сначала они не обращали друг на друга никакого внимания, а тут они уже все вместе, берутся за руки, водят хороводы. Безусловно, это уже результат!

     Есть детки, которые ничего не говорили, а сейчас по слогам говорят. Были такие, которые не вступали ни в какие контакты, – могли целый день сидеть на стульчике и только наблюдать. Невозможно было ни поднять, ни привлечь ребенка – отторжение полное. А сейчас это одни из самых эмоциональных детей, которые общаются жестами, мимикой. И на таком уровне, что иногда эмоции захлестывают.

    Скажем, у нас дети начинает кушать то, чего раньше не хотели кушать дома, – например, первые блюда. И вообще самостоятельно жевать, откусывать. Иногда это настоящий прогресс: ведь, бывает, приходит 5-6 летний ребенок, а он ест только перетертую еду…

    В отличии от директоров обычных детсадов, я своих родителей знаю всех: мы встречаемся и общаемся с ними два раза в день – утром и вечером.  Они всегда проинформированы. Мало того, у нас в детском саду ведется видео-наблюдение. Ничего лучше рассказать не может, чем то, что родитель, получив код доступа и сидя дома, может увидеть сам. Они видят группы, комнаты, где проводятся занятия. Они сами видят, поспал их ребенок, что поел, как вел себя на занятиях. Мы своей стороны честны – наши родители все видят.

    – Как происходит социализация для таких особенных деток?

    – Безусловно, занятия для детей необходимы. Но социализация, которая дается ребенку (по большому счету, без прикладывания усилий) только за счет того, что малыш находится в коллективе, а не дома, в привычной для него атмосфере, чрезвычайно важна. Она его (хочет он того или нет) обучает каким-то вещам, которые до этого не давались. Тот же горшок, самостоятельное кормление, одевание. Ребенок учится, скажем, ждать, когда все пойдут, пойти вместе со всеми, держатся за ручки –  на эти вещи мы и не обратим внимание у здоровых деток. Но это очень сложно с особыми малышами.

    Когда ребенок находится с родителями, нянями, бабушками дома, им менять что-то очень сложно. Потому что ребенок привык, что в этих стенах делают именно так, а не иначе. И сломать это практически невозможно. Самое главное нужно понимать родителям: если они хотят, чтобы  что-то начало меняться у ребенка, нужно меняться им самим. Если родители не будут этого делать, даже при наших усилиях может ничего не получаться.

    – Что конкретно нужно менять?

    – В первую очередь, поведенческие моменты. Ведь очень часто поведение детей списывается родителями на возраст, на заболевание. Мы все время находим себе оправдание. Ведь зачастую трудно родителям  сказать: «Я тебе это не дам», – и не дать, или сказать: «Я тебя накажу», – и наказать. Это очень сложно сделать и со здоровыми детьми. К тому же нынешний мир – это мир занятых родителей. И это очень сильно накладывает отпечатки: у многих детей дефицит внимания. 

    Но любая семья, которая приходит к нам, на вопрос о том, что родителей больше всего беспокоит, отвечает: поведение ребенка, его социализация и речь: мы хотим с ребенком гулять в парке, хотим, чтобы он общался с детьми наших друзей, чтобы он пошел в школу. У каждой семьи есть желание вести абсолютно полноценный образ жизни: пойти в ресторан, поехать в путешествие с ребенком.

    И мы помогаем достичь этого. Знаете, у нас много отзывов, когда родители говорят, что теперь они могут везде брать с собой ребенка – он не боится и во многих ситуация становится приспособленным, тянется к другим детям, на площадке играет. Это происходит не за один день, конечно. Но мы видим результаты.

    – У вас есть какие-то правила, которые должны соблюдать и родители?

    – Конечно, тот же режим. Мы требуем, чтобы родители его соблюдали и дома. Прежде всего, это диета: у нас безглютеновая, безказеиновая диета. Ведь одному из трех детей обязательно эти продукты не подходят, и они оказывает пагубное влияние на развитие ребенка. Поэтому уж лучше полностью исключить эти продукты. Безусловно, если родители сделали тест и знают, что муку или молочные продукты ребенок может кушать, они могут давать их дома. Но у нас с этим строго.

    Следующее правило – контроль над поведенческими моментами. Ведь есть семьи, где ребенок никогда не слышал слова «наказание». А без этого никуда. Наказание ведь разным может быть: для одного ребенка будет достаточно посадить его на стульчик и сказать, что ты наказан, потому что ты баловался, кусался, опрокинул тарелку (очень конкретно нужно озвучивать претензию). А другого ребенка нужно вывести на какое-то время в отдельную комнату. Мы это все родителям объясняем. Для многих это совершенно новые методы. Мы говорим, что потакательство – это плохой попутчик. Вы должны быть настойчивыми, чтобы иметь результат.

    – Почему для особенных деток так важно ранее обучение?  И вообще ранняя диагностика.

    – Чем раньше попадает ребенок в любой коррекционный центр, чем меньше он, тем прогнозируемые результаты намного качественнее. Специалисты считают, что речь до 5 лет нужно ставить, так же и поведенческие моменты. Безусловно, чем меньше ребенок, чем раньше замечаются нарушения и чем раньше с ними начнут работать специалисты, тем более положительную мы динамику получим.

    Аутизм – это не приговор, даже не заболевание, а особенность развития ребенка. В Украине еще 20 лет назад об аутизме никто не говорил. Да и сейчас зачастую и родители, и врачи не обращают особое внимание на подобные возможные отклонения.

    Вот если посмотреть статистику, то больше аутизм и аутистический спектр проявляется у мальчиков. Когда родители обращают внимание, что мальчик не говорит, и приходят в специалисту, то слышат ответ: «Чего вы хотите? Мальчики поздно начинают говорить, он у вас сразу предложениями заговорит». И зачастую родители ждут до 4 лет. А время то тикает! И как понять, проблема это или еще нет? Многие считают, что если ребенок сам сидит и играется, – это замечательно: спокойный малыш, сосредоточен на игре. Потом оно выстреливает совершенно неожиданно: ребенок не хочет тебя замечать, он с тобой не общается, он игнорирует все, демонстрируя протест.

    Поэтому родители должны обращаться внимание на своих детей. Ведь отсутствие речи – это ведь не единственное проявление аутизма. Там же есть целые спектр факторов, на которые нужно обращать внимание. Ранняя диагностика свои плоды приносит. Почему в Израиле у месячного ребенка уже могут установить параметры аутизма? У нас же хорошо, если родители в три-четыре года замечают. И хорошо, если они попадут к хорошему специалисту.

    – Известно, сто ваш детсад сотрудничает с иностранными специалистами, центрами. Расскажите, пожалуйста, об этом. 

    – Прежде чем открывать детсад, наши специалисты изучали опыт коллег в Израиле. Мы смотрели, какие методики они применяют, какие нужны материалы. Насколько человек должна быть рассчитана группа (например, у нас в группе 6-8 детей). Мы, конечно, учитывали этот опыт. Например, у нас на каждую группу есть как минимум четыре комнаты для индивидуальных занятий, плюс спальня.

     В апреле в наш сад приезжали специалисты из США. Мы их сами приглашали. В октябре мы ждем их повторно. Приглашаем их для того, чтобы обучать наш персонал, для проведения семинаров, мастер-классов, тренингов.  Безусловно, они смотрят наших детей – это же и консультация для родителей. Считаю, что это очень результативно.

    Кстати, американские коллеги были довольны нашей работой. Они говорят, что для Украины такой центр – настоящее ноу-хау. Конечно, нам приятно слышать такие оценки.               

    Facebook Comments
    Анонс