Роды в старину

Содержание:

    В некоторых местах существовало поверье, что роды тем мучительнее и дольше, чем больше народа о них знает. По этой причине, скрытность женщин достигала таких пределов, что они не сообщали о беременности своим мужьям и семейным, пока те не замечали сами. Само наступление родов тоже скрывалось до последнего, лишь в критическую минуту об этом сообщалось самому близкому человеку в семье. По распространённому мнению, есть только два человека, которые могут знать о родах без последствий для роженицы: бабка повитуха и родная мать или свекровь.

    В крестьянских семьях для родов выбиралось тихое и укромное помещение. Многие роженицы отправлялись рожать в баню, где и проводили первые дни после родов. Некоторые роженицы уходили в баню за несколько дней до родов. Первое время после родов женщины считались существом нечистым «поганым». Во многих местах женщине, до истечения сорока трёх дней после родов, запрещалось ходить в церковь, брать в руки икону, присутствовать на молебне в доме, ходить в амбар, святить хлеб или коров, ходить в гости на праздник, пить освященную воду и т.д. В некоторых местах и члены семейства роженицы тоже считались нечистыми.

    Повитуху приглашали в строжайшей тайне, и только при наступлении родовых схваток. При нормальных родах роль повитухи заключалась в том, что она осматривала роженицу, ободряла, готовила к родам, по возможности унимала «бабью муку» — растирала спину, и вводила во влагалище кусочек мыла «для смягчения».

    Если же роды продвигались туго, повитуха принимала меры «распаривала» или наоборот охлаждала живот. При этом считалось, что роженицу должно обязательно рвать, для чего её поили рвотным, после этого, потуги должны были пойти сильнее. Чтобы «выправить» положение ребёнка роженицу часто клали на кадку так, чтобы ноги и голова свешивались, заставляли становиться на четвереньки, скакать с лавки,кувыркаться через голову,плясать на печной заслонке, подвешивали на за ноги на притолоке и т.д. Иногда повитухи заставляли роженицу стоять до самых родов, полагая, что ребёнок свободнее и скорее выйдет, считалось полезным до самых родов таскать роженицу под руки. Вообще, для ускорения затянувшихся родов прибегали к самым разным приёмам. Например, старались испугать роженицу, окатив её холодной водой из ковш, или приглашали постороннего мужика, чтобы он стучал в дверь и ругался на роженицу.

    В доме открывали и отмыкали всё, что было заперто. Родственников заставляли набрать в рот воды и через рот повитухи передать эту воду роженице, в церкви распахивали царские врата (при особенно тяжёлых родах). Муж роженицы, а иногда и все домашние расстёгивали и развязывали на себе всё, что только можно. Присутствие мужа на родах в некоторых местах считалось желательным, в некоторых запрещалось. Действия его иногда носили религиозный характер — он должен был читать молитвы, иногда пассивный – он только расстёгивал на себе всё и переодевался в женское, а иногда муж должен был помогать жене тужиться держа её за плечи, причём он должен был снять с себя штаны или раздеться совсем. В некоторых местах муж брал в руки половой член и приговаривал «Как вошёл, так и выходи». Часто считалось, что муж может облегчит жене муки, если будет кричать и стонать вместе с ней, таким образом он брал часть боли на себя. После родов муж приглашался для того, чтобы «зааминить» промежность, предохраняя её от появления двойни или тройни.

    Когда роды наконец заканчивались, и ребёнок появлялся на свет, повитуха заворачивала мальчика в мужскую рубаху, а девочку в полотенце, которое потом вешалось над колыбелькой.Потом перевязывала пуповину или свитыми волосами матери, или льняными нитями, и перерезала пуповину серпом или хлебным ножом, смазывая её деревянным маслом. Если ребёнок рождался «обмершим», его опускали на несколько секунд в холодную воду и били ладонями по ягодицам, а если это не помогало, то делали что-то вроде искусственного дыхания: дули в задний проход, брали ребёнка за ножки и несколько раз опускали вниз головой, вводили в нос гусиное перо, иногда жгли над новорожденным бумагу, читая заклинание, иногда пытались «откричать» – громко кричали имя отца ребёнка.

    Если роды прошли благополучно и ребёнок родился живым и здоровым,приняв его, повитухи приступали к изгнанию последа. Некоторые повитухи «выкликали» детское место, приговаривая «кыс,кыс, кыс», и слегка подёргивали пуповину. В некоторых случаях послед выманивали на сахар, а иногда давали роженице сок из свежего лошадиного кала в количестве двух стаканов. Иногда к пуповине привязывали кочергу, а за другой конец кочерги привязывали собаку, которая таким образом вытягивала детское место. Если послед не выходил через полчаса, это воспринималось как недобрый знак. Если и через час тоже. В этом случае бабки усиленно тянули, и при этом, порой ,обрывали пуповину, считая, что в этом случае послед прирос к телу…

    С извлечённым последом «постелькой» поступали по–разному. Высушивали и хранили на божнице, используя при лечении болезней или хоронили, причём с соблюдением различных обрядов.
    Например, детское место с ломтем чёрного хлеба, яйцом и салом, в лапте с правой ноги, зарывалось в землю, чаще под полом избы, реже под полком бани, во дворе, изредка, в навозе в хлеву или конюшне.

    Если хотели, чтобы следующим был мальчик, то послед выворачивался, высушивался и хранился на чердаке под святым углом. В некоторых местах от последа отрезали кусок, и потом мать относила его в то место, благодаря которому решится судьба новорожденного, например у лавки – будет торговцем, у церкви – священником. При похоронах последа приговаривали «месту гнить, а ребёнку жить» Если ребёнок рождался в рубашке, то её непременно высушивали и сохраняли, полагая, что она приносит счастье. Её клали в ладанку и носили на шее.

    Нашла тут. Прочитала и сижу под впечатлением. Может, просто подача материала такая… Но меня напугала вероятность родов в такой обстановке. Особенно, если бы какой-то мужчина в дверь стучал и пугал меня, да и муж в женской одежде и со своим достоинством в руках как-то не воодушевляют… А с другой стороны, многие приметы сохранились и по сей день. И про раскрытые дверцы в доме во время родов я слышала и о том, чтобы никому не говорить, что роды начались.

    Facebook Comments
    Анонс